Интервью

МУСТАФА ДАГИСТАНЛЫ, НЕ ЗНАВШИЙ ПОРАЖЕНИЕ НА КОВРЕ

Ахмет Тюзюн – Стамбул / Турция

В родине наших далеких тюркских собратьев, в Республике Саха (Якутия) живет мой коллега, журналист Петр Павлов. Он один из журналистов, который всю свою жизнь посвятил борьбе. Петр меня попросил встретиться с Мустафой Дагистанлы и задать вопросы для интервью. Дагистанлы — национальная гордость Турции и всего турецкого народа. Все, что хотел знать Петр о Мустафе Дагистанлы, отправил мне в виде вопросов.

Для моей встречи с Дагистанлы потребовалось много времени и труда. Петр с нетерпением ждал интервью, я хотел бы поздравить его за терпение. Мы встретились с Мустафой Дагистанлы в спортивном клубе Йешилюрт в Стамбуле. Знаменитый чемпион, легендарный борец оказался скромным и смиренным человеком. В его лице всегда озаряет улыбка. Он передал привет Петру и поблагодарил его за интерес. Теперь мы можем перейти к нашим вопросам и ответам:

«Я из аварцев, проживающих в Дагестане»

-Ваше имя связано с Дагестаном. Как оказались ваши предки в Турции? Какой национальности они были?

-Мой дед воевал против царской России вместе с Шейхом Шамилем. Война продолжалась в течение многих лет. За последние шесть лет войны, с Шамилем оставались 650 человек. Они оказывали большое сопротивление. Царская армия окружила Шамиля и его последователей. Но, Османская империя защитила их. «Не убивайте, отправьте к нам,” – сказали они.

Мой дед и его несколько друзей приехали сюда и поселились в Самсуне. Мой дед Мустафа в 1871 году отправился в паломничество вместе с Шейхом Шамилем. Мой дед вернулся в Самсуне и женился. Во время беременности жены, мой дед пошел на войну в Йемен. Там он геройски умер. Он никогда не видел своего сына, а сын его…

Позже, я поехал в Дагестан, чтобы увидеть родину отца. Я нашел село Гонода, где жил мой дед. Оставался в Шамилькале, где они воевали. Дагестанцы организовали для меня большой пир на побережье Каспийского моря. Это было еще в советские времена.

Я – внук героя. После того, как мой дед геройски погиб в Йемене, родился мой отец. У моего отца была страсть к охоте. Очень много охотился. В один зимний день он подстрелил горного козла. Козел был ранен. Так как патронов не осталось, хотел его поймать и вместе с козлом упал в ледяное озеро. Выйдя на берег, он как мог отжал воду от мокрой одежды, заново одел, поднял козла на плечо и пошел пешком в деревню несколько километров. Когда он пришел домой измученный, даже не мог снять обувь. После шести дней отец умер от пневмонии. Тогда мне было семь лет.

Я из аварцев, проживающих в Дагестане. Я аварец-тюрк.

-Чем занимались ваши родители? Как их звать? Когда вы, где вы родились?

-На самом деле, я родился в 1932 году, в деревне Сегутпынар района Чаршамба близ Самсуна. Но я добавил свой возраст, чтобы пораньше жениться. По документам родился в 1931 году, 11 апреля. Я женился, когда мне было 16 лет.

Мы жили в деревне. Моя мать была домохозяйкой, а отец мой был фермером. Имя моей матери Наджер (урожденная Oзтурк). А отца звали Мехмет. У меня шесть братьев и четыре сестры.

“Жалею, что еще не использовал свою силу»

-Когда начали заниматься борьбой? Кто был вашим первым тренером?

-Когда мне было 7 лет я начал заниматься борьбой каракуреш (борьба на поясах). Потом начал заниматься масляной борьбой. А вольной борьбой начал заниматься с 1952 года, когда служил в военно-морском флоте. Тренером был знаменитый Яшар Догу.

За всю свою жизнь у себя на родине и за рубежом, в общей сложности одержал 389 побед из 393 матчей. Из них в Турции выиграл 319 из 320 боев, а в международных соревнованиях 70 из 73. Имел несколько ничьих. Не потерпел ни одного поражения, считался самым лучшим борцом в свое время.

-Приходилось ли вам бороться с олимпийским чемпионом 1948 года в Лондона Насух Акар?

-С Насух Акар боролся в 1951 году в 57 кг и победил в течении шести минут. В то время по правилам поединок проводился 15 минут.

Кроме того, боролся с Исмаилом Оганом, с будущим олимпийским чемпионом 1964 года в Токио. Как-то тренер Яшар Догу организовал эту встречу во время тренировки. Яшар сердился на него, потому что Исмаил, вместо того чтобы серьезно заняться вольной борьбой, участвовал на соревнованиях по масляной борьбе. Оба вышли на ковер. Исмаил весил больше меня на десять килограммов. Я постоянно атаковал на его ноги и выиграл, когда он устал. Яшар Догу обрадовался этому.

-Мустафа, почему вы в рассвете сил решили оставить борьбу?

-Я стал олимпийским чемпионом в 1960 году Риме. После победного финального поединка я вышел на середину ковра, помолился, и поцеловал ковер. Вот так, я оставил борцовский ковер.

Яшар Догу не хотел, чтобы я оставил ковер. “Ты будешь чемпионом еще 15 лет,” – говорил он.

Но, я должен был думать о своем будущем. Позже я работал в качестве тренера, занимался торговлей. Поженил своих детей.

“Главное оружие — уверенность в себе»

-Когда боролись, какую технику использовали больше всех?

-Приемы борьбы, как звенья одной цепи следуют друг за другом, если вы начали одну, следует другое. Не могу выделить что-то особенное. Все это часть целого, как кольца цепи. Когда я боролся, смотрел в глаза своему противнику, и уже догадывался, о чем он думает и что он хочет делать. Я всегда боролся с таким видом и мыслью “пусть мои противники боятся меня». Или всегда смотрел прямо в глаза противнику с мыслью “Давайте посмотрим, если легко, выиграй меня”.

Когда я боролся, я был уверен в себе. Но эта уверенность не была из-за моей способности. Я так занимался, поэтому я думал, что мои оппоненты должны меня бояться. Каким бы сильным ни был соперник, я всегда был уверен в себе. Я атаковал не оглядываясь, не думая о том, что может так случиться, что мне придется отступиться, защищаться. Мои соперники думали об этом. Я их заставлял думать, оглядываться, опасаться. И это их ослабляло.

В 1956 году, после триумфального возвращения с Олимпийских игр с Мельбурна, я начал переставал заниматься. Исмаил Хакки Гунгер (генеральный директор) сказал: “Зачем изнуряешь себя, вы только что вернулись с Олимпиады? Или думаете еще с новой золотой медалью?» Все говорили, что мне нужно отдохнуть, но я сказал себе: «Теперь во всем мире противники будут стараться выиграть у меня. Если я не буду еще больше заниматься, они меня выиграют». Вот так.

-Что вы думаете о японце Шодзо Сасахара? Кого вы считаете самым лучшим борцом своего времени?

-Японский борец Сасахара был великим борцом. Жалею, что не встретился с ним на ковре. Когда я перешел в полулегкий, он уже закончил выступать. Но все-таки, мы один раз встретились на ковре. Это было в Эмиргане, Стамбуле. Мы проводили совместный тренировочный сбор вместе японской сборной, где мы и поборолись с Сасахарой. Я победил его. Он подарил мне свои борцовки. Потом Сасахара перестал бороться.

А самым лучшим борцом моего времени был Хуссейн Акбас. С искривленной с детства ногой стать четырехкратным чемпионом мира, двукратным олимпийским призером! Больную ногу превратить в самое грозное свое оружие — такое далеко не всем по силам.

“Ради сгонки веса отдал 200 граммов крови»

-Когда боролись на сколько гоняли свой вес?

-Когда боролся на 57 кг, примерно сбрасывал 4-5 кг. Потом начал бороться весе до 62 кг. Однажды, когда не смог сбросить килограммы, сдал кровь. Это было в Мельбурне, 1956 года. В то время мне надо было сбросить свой вес. Должны были выйти для взвешивания. У меня должно быть 57 килограммов, тогда я весил 62 кг. Конечно, это Олимпийские игры – командная игра. На самом деле в всегда выигрывал на 62 кг, но цель нашей команды была увезти с собой как можно больше медалей. В весе до 62 кг от нас боролся Байрам Шит. Яшар Догу хотел, чтобы Байрам выиграл золото. Мне говорят: «Сбрось свой вес». Пошли в сауну, сбрасываем вес. Снижаю, снижаю, осталось 500 грамм. Но не могу скинуть.

Джелал Атик говорит: «200 грамм осталось, если ничего не будешь кушать до утра, все скинешь». Я знаю себя, вот такой расчет невозможен. Я говорю: «Так не получится, я еще останусь, учитель». Тогда нашему разговору вмешался Яшар Догу: «Джелал Атик боролся до твоих лет, ты думаешь еще больше его знаешь?», – говорит мне.

Русский борец, который все это видел, выразил желание помочь мне. Сделал массаж. Увидевший это Яшар Догу ушел, рассердившись: «Не делаешь, то что мы тебе предлагаем. Не хочешь массаж, а когда неверный предлагает – не отказываешься».

На другой день вышел на весы, 200 грамм перевес все равно остался. Пошел к нашему доктору Махир Дерманверу и попросил помочь выйти из положения. Он спросил, как помочь? Я сказал, возьмешь у меня 200 граммов крови. Только так я сброшу лишние граммы, говорю ему. Он сказал, что это неправильно. Но я настаивал на своем. Таким образом, Дерманвер взял у меня 200 граммов крови. Меня взвешивали представители немецкой команды. Когда стал на весы, оказалось, сбросил свой вес точь-в-точь. Они очень удивились. Даже положили спичку, чтобы проверить свои весы. Выдохнув я вышел из весов. Наконец, я сбросил свой вес. В этот же день вышел на ковер и выиграл один за один своих противников и стал чемпионом на Олимпийских играх 1956 года.

Яшар Догу от радости обнял меня и сказал:

-Я прощаю тебя!

Я спросил: – Что я сделал плохого, мой учитель?

-Что ты мог сделать, ты лег на массаж под руки неверного, – ответил он.

Алимбек, из советской команды, видел, что я в сауне, и не смогу сбросить вес. Узнав это, они выразили свой протест по взвешиванию. Но немецкий чиновник не согласился. “Весит точно, не больше,” – сказал он. В то время, каждый день взвешивали во время соревнований.

В соревновании я выиграл у финна, иранца, представителя ГДР. Выиграл и у русского, я взял его бросил через голову на ковер и выиграл туше. Стал олимпийским чемпионом.

«Яшар Догу — Ататюрк турецкой борьбы»

-Как вы тренировались?

-Наше обучение было очень интенсивным. Наши тренеры были очень дисциплинированы. Кроме того, все наши борцы были чемпионами Европы или мира, Олимпийских игр. Даже тренировки проходили очень жестко. Мы получали удовольствие от тренировок. Все спортсмены были как братья. Вся наша жизнь была борьба. Мы не хотели даже, чтобы тренировки закончились.

-Можете рассказать о ваших тренерах и о том, как они тренировали вас?

-Главным тренером у нас был Яшар Догу и другие были авторитетные наставники, например, как чемпион мира и Олимпийских игр Джелал Атик. Наша подготовка была очень серьезным. Для нас они были не только как тренеры, учители, а как отцы. Мы очень уважали их. И они любили нас, как сыновей.

Яшар Догу был очень большой личностью. Памятник морали и характера. Он боролся всю свою жизнь. Он потратил все свое богатство для развития турецкой борьбы. Когда речь шла о борьбе, он даже пренебрегал своей семьей и своими детьми. При необходимости, он оставлял нас в своем доме, если было нужно давал нам деньги на карманные расходы. Нас, всех борцов, любил как своих детей. Мы знаем о нем как наш отец, знали, что он нас любит. Многим борцам помог организовать свой бизнес. Помог стать государственными чиновниками. Яшар Догу является Ататюрком турецкой борьбы.

Помню мы участвовали на чемпионате в Мальмё в Швеции. У Яшара Догу случился сердечный приступ. Лежал в больнице в течение 90 дней. Доктор, который лечил Яшара звали Антонссон. Он был красивый, высокий, добрый врач. Антонссон хорошо говорил на турецком. Он знал 35 языков. Мы очень удивились. Он был очень заинтересован в изучении языков. Он вылечил Яшара Догу наилучшим образом. В нашей памяти Яшар Догу остался таким.

«Я люблю красивую, техничную борьбу»

-Можете ли вы рассказать нам о своей семье? Сколько детей у Вас? Какую профессию они выбрали? Кто-нибудь занимался вольной борьбой?

-Моя первая жена умерла от рака. От первой жены пятеро детей: 1 мальчик и 4 девочки. От второй жены есть два сына. Всего 7 детей и 12 внуков. Все дети закончили университеты. Занимаются торговлей, являются финансовыми консультантами.

-Что вы думаете о нынешней борьбе и о борцах?

-В борьбе каждый раз меняет правила. Когда президент FILA Милан Эрцеган вручил мне награду “Самый техничный борец в мире”, я сказал ему, что борьба теряет свою красоту. Правила очень часто меняются. Кроме того, я против связки в борьбе. Связка (обоюдный захват) противоречит правам человека.

Я вот смотрю на нынешних борцов и удивляюсь их скромности — несколько баллов выиграют — и хватит. А я любил красивую борьбу, чтоб не только публика, но, чтобы я сам ахал от удовольствия. Если не удавалось красиво обыграть, я этой победе радовался мало.

Из нынешних борцов мне нравится Таха Акгуль. Несмотря на свой супертяжелый вес, он хорошо двигается, постоянно норовит использовать приемы. В будущем будет еще более успешно выступить.

-Есть ли книга про вас?

-Обо мне вышли несколько книг. Сейчас я сам готовлю собственную книгу. Это книга будет о моей жизни, о моих мыслях. Награжден государственной медалью за выдающиеся заслуги. Управлением самоуправления Айваджик Самсун проводится Фестиваль борьбы на призы Мустафы Дагистанлы.

Передаю большой привет Петру и братьям в Якутии. Я желаю им всяческих успехов. Мое сердце с Вами…

Saha Yakut ülkesindeki kardeşlerimize ve Petre çok selam ediyorum. Onlara başarılar diliyorum. Gönlüm onlarla beraber…

PS: История этого интервью очень интересна. В 2013 году на международном турнире памяти Д.П. Коркина, Мустафа Дагистанлы был приглашен в качестве почетного гостя. Мы, а это главный редактор газеты «Саха сирэ» Чокуур Николаевич Гаврильев и я готовились встретиться с ним. У нас был хороший план. Готовили вопросы, даже кабинет в редакции. Интервью должно было зафиксироваться и на диктофоне, и на видеокамере. Переводчиком должен был Чокуур Николаевич, ведь он учился в Турции и совершенстве владеет турецким языком. Но, к сожалению, знаменитый борец не приехал.

На следующий год мы с помощью Адама Барахоева вышли на семью (сыну М.Дагистанлы). Чокуур Николаевич говорил по телефону на счет интервью, они вроде согласились, мы отправили свои вопросы на электронной почте. Но они не ответили. За это время мы несколько раз выходили на них, но они уже не отвечали на наш звонок. Один раз я даже пробовал выйти Дагистанлы через федерации борьбы Турции. Но тщетно. Время шло, ответа не было.

И вот недавно моя коллега Сайаана Львова посоветовала обратиться спортивному журналисту из Стамбула Ахмет Тюзюн. Ему после второй попытки удалось встретиться с Мустафа Дагистанлы и задать мои вопросы. Так что дистанционное интервью получилось только через три года. Такое тоже бывает.

2016 г. 

2 комментария для “МУСТАФА ДАГИСТАНЛЫ, НЕ ЗНАВШИЙ ПОРАЖЕНИЕ НА КОВРЕ

  • 1.Деревня- поселение в котором нет мечети(церкви,синагоги). Поэтому Гонода село ,а не деревня.
    2. Аварцы никогда тюрками не были и не будут.

    Ответ
    • Доброго дня суток, Максуд! Спасибо что вы заинтересовались этим интервью и отправили свое мнение. Дело в том, что текст интервью вышла на сайте таким, как есть. Делать интервью дистанционно – сложновато. Да еще с другой страны. Над ним работают многие. Например, турецкий журналист берет интервью, перевод на русский язык делает другой… А на счёт аварского тюрка, может он (Мустафа) хотел сказать “турецкий аварец”?

      Ответ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

176508
Бүгүн : 74