Александр Иваницкий: «У нас понятия звездности не было вообще»

В качестве почетного гостя международного турнира по вольной борьбе памяти Романа Дмитриева в Якутск, приезжал прославленный борец, олимпийский чемпион Александр Иваницкий. И грех было не встретиться с уважаемым человеком и не поинтересоваться с его мнением. Вашему вниманию традиционное интервью с Александром Владимировичем. 

«Имя Романа Дмитриева продолжается в борьбе»

-Александр Владимирович, хочется узнать ваше мнение о нынешних мероприятиях посвященных Роману Михайловичу Дмитриеву. Какие ваши впечатления?

-Ну, у меня впечатления следующие, вы делаете, великое дело. Имя Романа Дмитриева не забывается. И самое главное, он продолжает себя в борьбе. Потому что, этот турнир выращивает борцов. А Якутия с одной стороны, борцовская держава, с другой стороны ей очень сложно. Потому что, она находится по середины России, до Москвы далеко, до Кавказа далеко, а борец должен расти в соревнованиях. Если нет соревнования, даже гениальный борец никогда бы не стал чемпионом не только страны, и даже мира.

Почему? Возможен был эффект Романа Дмитриева. Потому что, его нашли здесь, Коркин его воспитал, довёл до кондиции. А дальше без помощи Сергея Андреевича, который был в Москве, в ЦСКА, уже вывести на мировой уровень невозможно было Романа Дмитриева.  Потому что, не было того количества соревнований, того качество соперников, только с которыми мог вырасти мастерство Романа. Поэтому, это было гениальное решение с одной стороны, и гениальное решение вашего правительства проводит здесь соревнования такого ранга.

Потому что, местные ребята, я говорю, прежде всего, о якутских борцах, они видят мастеров высокого класса, борется, побеждают, проигрывают, но учатся и учатся. Поэтому, вот на это не надо жалеть денег, на такого уровня турнира. И спасибо, Роману Дмитриеву, что он продолжает это дело.

«Благодарен Якутии, за то, что свёл с Йордановым здесь»

-И заодно, почетные гости, олимпийские чемпионы Александр Иваницкий, Валентин Йорданов, призер Олимпийских игр Владислав Стецик. Это же агитация и пропаганда вольной борьбы, воспитательная часть. Спасибо, организаторам, что вас пригласили.

-Ну, вы понимаете, самый любопытный момент, что я понимаю, вот зрители, когда называют фамилию Иваницкого, аплодируют. Когда Йорданова называют фамилию – аплодируют. Но, я то, с Йордановыми впервые здесь встречаюсь и мы впервые здесь знакомимся, и впервые с ним разговариваем. Понимаете, поэтому, спасибо Якутии, за то что, свела с болгарином здесь, а не где-нибудь там. Вы понимаете, я сам борец. Достаточно известный борец. У меня есть, какие-то опорные точки, борцам, даже олимпийским чемпионам по-разному отношусь.

А Йорданов, знаешь кто? Во время злостной пропаганды против борьбы, бывший президент Международного олимпийского комитета Жак Рогге, который вообще хотел исключить борьбу из олимпийского движения, Йорданов сделал мужественный поступок. Он взял свою золотую медаль и отправил Рогге. Сказал что, возьмите, мне не нужна золотая медаль олимпийского чемпиона, потому что, вы не хотите, чтоб борьба была в Олимпийские игры.  И я подумал, что какой молодец. Почему я с ним не знаком? Почему я с ним не дружу? Я, то же самое сделаю, тоже свою медаль отправлю, потому что, есть поступок мужской, Йорданова и я не могу остаться стороне. Потому что, я очень благодарен Якутии, что помимо вот присутствия на этих соревнованиях, чисто спортивного, борцовского удовольствия, потому я наблюдаю очень хорошие поединки. Мне нравятся ребята, которые здесь выступают.

И вот есть возможность со Стециком Владиславом, из Польши, серебряным призёром Московской Олимпиады поговорить. Великолепно мы с ним общаемся, я говорю, знаешь вот там, на верху, собачатся поляки на наше правительство, наши тоже на поляков. А я был уверен, в глубине души, что встретятся два мужика польских и русских, сядут, откроют бутылочку и найдут общий язык. Пусть они там, а мы тут…

Вот, Стецик говорит: «Точно!»

-Можно сказать, борцовское братство.

-Даже больше чем борцовское братство, это народное братство. Поэтому, я очень благодарен вашей республике. Погода великолепное, просто я сегодня встал и подумал, что это якутское Сочи уже началось.

«Я тоже ведь коллекционер»

-А мы думали, что гости устали. Третий, четвертый день. Другое время суток, акклиматизация…

-Наоборот (смеётся). Пришли в себя. Временная разница как бы ушла. Всё нормально. Вчера я побывал в двух музеях сразу. В «России – моя держава», в музее с новыми компьютерными технологиями. Получил громадное удовольствие. А потом пошел на другой музей. Смотрел, сфотографировал, послал домой, что я здесь был. Там оказался частный музей коллекции старых предметов быта. Самоваров, утюги, швейные машинки…

А, я сам собиратель. Я коллекционер, у меня в деревне в отдельной избе есть музей русского крестьянского до революционного быта. Настоящий музей, представляете!  И поэтому, я получил громадное удовольствие. Был доволен, счастлив, познакомился с хранительницей этих экспонатов, нашли общий язык моментально. У него стоит там самовар, отредактированный, наверное, на семь вёдер. «У меня тоже есть такое» – говорю ему и пошло, поехало. Так что здорово, спасибо большое!

«Борьба возрождается, или мы боролись как Боги»

-Александр Владимирович, как вам нынешнее правило борьбы?

-Дело в том, что нынешнее правило начинает выпрямлять борьбу, потому что, я тут упоминал о Рогге, бывшего президента МОК не в хорошем контексте. Но, в  том что, борьба себя подставила сама, это значит, как танк перевернулся боком к этому комунитивному заряду, мы сделали такими мерзопакостными правилами, что борьба была выхолощена. Мне было уже интересно смотреть борьбу. Понимаете? Но сейчас начинается его возрождение. Я очень пристально смотрю, это только начало пути, потому что, у меня спрашивают: «А когда была борьба хорошая? Когда вы боролись, или сейчас?»

Мы боролись как боги! А много из того, что мы умели делать, многие приёмы только сейчас начинает едва появляться. Потому что, у нас были подсечки, обвивы, бросков было колоссальных, школы были совершенно разные, японские, турецкие, иранские, американские.  А сейчас всё одинаковы. Но, вот сейчас постепенно, шаг за шагом, я думаю, будет возвращаться та, наша борьба. Красивая, интересная и захватывающая.

Любители борьбы иногда не воспринимают меня, особенно молодое поколение как старика, который брюзжит, что вот, раньше трава была зеленее, солнце ярче, реке больше рыбы… Нет, я не по этому говорю, я объективно понимаю и знаю положение вещей.

«Лютви Ахмедов – достойный соперник»

-В связи вашим приездом, один заядлый болельщик (Илья Колесов из Майи), попросил меня обязательно встретиться с вами и задать его вопрос. Он интересуется борцами-тяжеловесами. Хотел от вас услышать про болгарина Лютви Ахмедова.

-Ахмедов для меня был очень опасный соперник. Я всегда с ним боролся вничью. Хотя у меня определенные преимущества были. Я был очень бросковым парнем. Помню эпизод, на чемпионате мира в Софии мы были на стадионе, у него на родине. Громадное количество зрителей, все за него болеют. Он меня атакует, проходит в ноги. А он, понимаете, такой был, низкорослый, с мощными ногами, с крупным торсом. И он как бронебойный снаряд летит на меня и хватает за ноги. И я, падая за ковёр, и значит, стадион вскакивает и ревёт, потому что, вот Лютви Ахмедов чуть не смял, чуть не поборол Иваницкого. А в этот момент, я делаю такой полу-суплес хитрый, и вроде падаю на лопатки на бок. Но, Лютви то понимает, что еще секунда, если это было бы на ковре, я бы перевернул, и он оказался на лопатках. Поэтому, он больше не сделал ни шагу вперёд. И мы стали в стойку. Потому что, он понял, что со мной шутит нельзя (смеётся). Если бы он пошёл в вплотную борьбу. Но, это очень достойный соперник. Отношусь к нему громадным уважением.

Два, или три года назад в Будапеште проводился чемпионат мира. И пригласили меня туда, как почётного гостя, для того чтобы вручить мне почётный диплом, о том, что я включен в Зал славы борьбы. И был банкет. Ко мне подходит достаточно молодой мужчина и говорит: «Александр Владимирович, здравствуйте! Я сын Лютви Ахмедова» (Шукри Лютвиев Ахмедов также стал известным борцом вольного стиля, чемпионом и призёром чемпионатов Европы (19771978), призёром чемпионатов мира (19751977 – П.П.).

Мне было так приятно, был так доволен, что сын Лютви Ахмедова подошёл ко мне, что мы не помним никаких обид, ты у меня выиграл, я у тебя выиграл. Проросло всё по-другому. У него уважение ко мне, что знал его отца, что боролся с его отцом. Что я честно боролся с Лютви. И он был достойный соперник. Вот, это очень дорогого стоит. Это очень трудно передать. Я очень ему благодарен, за то, что подошёл ко мне.

Про «Ломаные уши»

-И последний вопрос, чем сейчас вы занимаетесь? Наверное, творческой работой.

-Значит, дело в том, что у меня сейчас очень хорошее настроение. Очень хорошие дни, потому что, в февральском номере «Нашего современника», это единственный, толстый литературный журнал который сохранился в России, вышла первая часть моей новой книги «Ломаные уши». В марте будет продолжение. Окончание. Это сокращенный вариант. Потом, я буду публиковать уже саму книгу, где надеюсь, обязательно будет глава о Романе Дмитриеве. Но, не, то что, как бы о Романе Дмитриева, а о Якутии, о моих взаимоотношениях, там такая история, очень такая мистическая и интригующая.

Как то, Роман мне подарил якутский нож, которым я очень дорожил, а потом я его потерял. Однажды пошел за грибами. Ну, под Москвой, в дремучую тайгу, и потерял его. Пришёл на базу, полная корзина грибов, а ножа нет. Любимого ножа с ручкой мамонтовой кости, на которой вырезаны глухари. Ну, как тут быть? Романовский нож, что делать?

И знаете, что я делал, я вернулся назад, в лес. Не сворачивая не в ту, не в другую сторону, подошёл к дереву, наткнулся и взял нож. В тайге, вернуться, понимаете, шел обратно часа два. И вот, я не вру. Вот это мистика, понимаете, когда ты идешь и вдруг прямо подходишь к дереву и поднимаешь то, что искал.

-Как говорится, боги сами…

-Да, да. Распоряжаются. К сожалению, этот журнал купить нельзя. Она распространяется только по подписке. Даже не уверен, что есть электронный вариант «Нашего современника». Вот лично я, если мне нужен экземпляр, в Москве иду в издательство и покупаю. Но, когда выйдет книга, я очень надеюсь, что она окажется и в Якутии тоже, в том числе. Его могут читать любители спорта, и самое главное, она написана для людей, которые ненавидят спорт, не понимают что это такое и которые, никогда не были за кулисами спорта. Мне очень важен, что именно этот человек прочитал. Поэтому, если якутский профессионал, жуткий любитель борьбы купит эту книгу, пусть он своим друзьям, приятелям, врагам посоветует, идите, покупайте. Во-первых, это мне выгодно будет (смеётся), а во-вторых, это им будет интересно. Самое главное, никто не пожалеет потраченных денег. Вот это я вам гарантирую.

«И я пошёл в другую степь»

-Александр Владимирович, ваши книги все интересные. «Шестое чувство», “Решающий поединок”…

-Нет. Дело в том, что понимаете, впервые спортсмен опубликован в литературном журнале. Куда не пускают за регалии. Знаешь, ты маршал, ты написал повесть, но это не значит, что ты будешь опубликован в «Нашем современнике». Это журнал для литераторов России. Туда можно попасть, если ты напишешь качественную прозу. Вот моя проза, пусть меня извинять за самонадеянности, она предельно любопытна.

А потом, я же два года назад получил премию Союза писателей, имперскую премию за свою публицистику. Я же выступаю в газетах в публицистике. Вручил мне премию министр иностранных дел России – Сергей Лавров. Так что, я пошёл в другую степь. Я больше литератор, журналист сейчас, чем телевизионщик, чем спортсмен.

-Так и надо. Надо много писать, рассказывать историю знаменитых людей, спортсменов…

-Ну, понимаете, вот «знаменитый», «великий» – таких слов в моей книге почти нет. И потом, слов «знаменитый», «великий» и о моих друзьях, потому что, ну кто для меня был Роман Дмитриев? Мой друг, который мог похлопать по плечу, которого звал Рома. Понимаете? И никто из нас не думал, что мы знаменитые, великие. У нас понятия звездности не было вообще. Сейчас любая какая-нибудь шалава, которая показалась на телевидении в стренгах – уже звезда. У нас этого не было. Мы очень рады, что у нас именно этого не было.

Петр ПАВЛОВ. Якутск, март. 2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *